Epizode³: особенности фестивального букинга

На визитке Артёма Харченко написано «генеральный продюсер», однако он предпочитает называть себя разнорабочим. По его словам, на Epizode он занимается всем — от корректировки музыкальной политики до контроля за монтажом сцен. Так что он — именно тот человек, с которым имеет смысл обсуждать особенности фестивального букинга и идеологические основы Epizode³.

Epizode³: особенности фестивального букинга

— Первый и самый главный вопрос: как вы выбираете артистов для Epizode, по каким критериям?

— Есть разные способы организации лайн-апа. Обычно это происходит так. У фестиваля есть музыкальный директор, и он определяет политику. У нас же всё происходит не совсем так. У Epizode есть несколько букеров, несколько команд, которые занимаются подборкой артистов. Это не совсем стандартная практика, но и Epizode — фестиваль не стандартный.

Как минимум, потому, что он идёт 11 дней и «закрыть» весь лайн-ап одним букером невероятно сложно. Что же касается критериев… Со стороны может показаться, что существует определённая вкусовщина. Но на самом деле выбор делается на основе серьезной аналитики. Важно, что делал артист в предыдущий год, где играл, сколько народу собирал. Плюс нужно всё время держать в голове: вливается ли артист в общую концепцию фестиваля.

Артем Харченко

 

— А в чем она заключается?

— Ок! Я всё время пытаюсь уйти от слова «андерграунд». Но, видимо, не получится. Итак, основная идея Epizode — это создание некоего азиатского хаба для современного искусства. В широком понимании этого слова речь идёт не только о музыке. Если же говорить о музыке, то на острие атаки — как раз то, что принято сегодня называть «андерграундом». Мы наблюдем, что происходит в этой сфере, находим молодых и интересных артистов. Плюс — украшаем лайн-ап большими именами. Стабильными, сложившимися и понятными аудитории. Без этого тоже нельзя. Хочется, чтобы люди, которые, например, прилетели ради Ферри Корстена, случайно услышали Рикардо Вильялобоса. И узнали, что есть и другая музыка. Так действительно происходит, я слышал комментарии из разряда: «Ого! А что — и такая ещё музыка существует?!».

— То есть функция Epizode — просветительская?

— Да. Но здесь сложно разделить чёрное и белое, на самом деле всё — пёстрое и цветное. Идеологически это действительно так. Хочется нести просветительскую миссию. Это правда.


— Получается? Люди действительно меняют свои пристрастия?

— Я бы так сказал: у людей меняется картина мира. Это, кстати, задача любого фестиваля.

— Легко ли было договариваться с большими артистами на самом старте проекта? Как их агенты реагировали на запросы от молодого и начинающего фестиваля?

— В первый раз это было реально нелегко. Что вполне объяснимо — далеко лететь, непонятный остров, какой-то странный Вьетнам. На второй год таких проблем не было. Мы уже могли показать товар лицом. У нас были видео и фото, был положительный фидбэк в соцсетях. К тому же не стоит забывать, что Epizode делали далеко не новички. У нас за плечами достаточное количество проведённых мероприятий. Этот бэкграунд нам очень помог.

— Отказов было много?

— Нет. В основном, они были технические: по деньгам не договорились, или гастрольный график не позволяет выступить.

— Репутация фестиваля влияет на цену артистов? Как можно упрочить репутацию фестиваля?

— Отношением к артисту. Если оно изначально плохое, то в ответ будешь получать отписки или заградительные цифры. Но мы с этим не сталкиваемся. У нас есть возможность привезти артиста, скажем, на неделю. Так что мы позиционируем наше приглашение не как просьбу поработать, а как небольшие каникулы с возможностью поиграть.

— Фестивальный гонорар артиста ниже стандартного?

— Нет, наоборот. Выше. Сет же в любом случае — обычные два часа. Тут вступают в дело новые факторы: математика фестиваля совершенно иная. Здесь большее количество людей по сравнению с клубным выступлением. Как обычно агент считает? Он присылает стандартный запрос с просьбой указать вместимость площадки, цены на билеты, наличие спонсоров и VIP-зоны. Далее агент умножает количество людей на стоимость билетов и объявляет гонорар. Для хедлайнера — это где-то 70 процентов от высчитанной цифры. Тут-то и начинается процесс переговоров…

— Epizode делает ставку на музыку андерграундную — техно, брейкс. Получается, что от EDM — стиля весьма популярного в Юго-Восточной Азии — вы добровольно отказались. Почему?

— По многим причинам. Как минимум, мы недолюбливаем этот стиль. Он привлекает немного не ту аудиторию, которую мы хотим видеть на Epizode. У нас есть определённый портрет целевой аудитории — и мы стараемся его придерживаться. Плюс таким образом мы избегаем ненужной конкуренции. Представь, что ты заходишь на поляну, где уже проводятся EDM-фестивали. Ты приехал из другой страны и вдруг начинаешь делать то, что делают все. Становишься конкурентом и начинаешь дробить аудиторию. Очень странная манера поведения на вполне сформировавшемся рынке. С таким же успехом можно было бы открывать во Вьетнаме караоке-клубы или массажные салоны. Зачем? Это уже есть. А техно-фестиваль — это нечто новое для Юго-Восточной Азии. Эта ниша была свободной.

— Мнения посетителей как-то учитываются при букинге? Мониторите ли вы соцсети, следите ли за пожеланиями аудитории?

— Конечно. Мониторим, смотрим и даже выполняем пожелания. Этот фактор, разумеется, не определяющий, но мы его учитываем. Если есть возможность договориться с артистом, про которого постоянно пишут «привезите, привезите», то мы его букируем.

— Чем Epizode³ отличается от второго? Изменились ли критерии букинга? Не кажется ли тебе, что стало чуть меньше звонких имен?

— Большие и звонкие имена, конечно же, будут. Некоторые уже объявлены, остальных мы анонсируем в ближайшее время. Сейчас заявлено где-то 40 процентов лайн-апа, пока мы сохраняем интригу. Но отличие двух фестивалей есть. В прошлом году перед нами стояла задача поставить Epizode на музыкальную карту мира. Это было сделано с помощью больших и узнаваемых имен. В этом году уже можно работать концептуально и выстраивать будущее Epizode. Этот год определяет уникальный характер фестиваля, его настоящую концепцию.


— Так что такое Epizode? Это фестиваль, сделанный русскими людьми во Вьетнаме для русских людей? На кого он вообще ориентируется?

— Epizode — это международный фестиваль, сделанный интернациональной командой для интернациональной аудитории. Это действительно так. В команде у нас много иностранцев — англичан, сербов, немцев, американцев. По статистике, а мы уже сейчас это видим, у нас будет 30 процентов русских и 70 процентов иностранцев. Так что нельзя сказать, что Epizode сделан русскими для русских или русскими для австралийцев. Нет! Это международный проект.

— Как велико искушение включить себя и своих друзей в фестивальный лайн-ап? Как ты с ним борешься? И борешься ли вообще?

— Отвечу так: нужно быть строгим к самому себе. Люди знают, что уговаривать меня включить их в лайн-ап по дружбе бесполезно. Никаких обид. Если я не вижу кого-то из друзей в лайн-апе — прости! Если вижу — то не оттого, что мы дружим. Просто ты — артист, который в этом году интересен для Epizode.

— Адаптируются ли артисты к атмосфере фестиваля? Насколько быстро они переключаются и перестают играть стандартные сеты?

— Атмосфера, море и пляж решают все. Артисты понимают, что это не Berghain, здесь им нужно играть совершенно другую музыку. Заготовленных и стандартных сетов на Epizode точно не звучало, я такого не помню. Все импровизируют — и это нормально. В конце концов, мы же привозим на фестиваль действительно хороших артистов.

 

Фото предоставлены пресс-службой Epizode.

7 месяцев назад

Хотите узнать о нашем сайте?